eng  rus 
 
И вновь продолжается бой...
Обострение ситуации в Сирии в конце ноября привело к усилению внешнего давления на режим этого ближневосточного государства. Западные и некоторые арабские лидеры единодушны в том, что дни президента Башара Асада сочтены. Он, в свою очередь, обещает уйти в отставку, но только в том случае, если проиграет выборы, намеченные на начало следующего года
Автор: Асхат Шукуров
Локация: Алматы
Номер: №20-21 (57-58) 2011

Волнения в одном из ключевых государств Ближнего Востока продолжаются уже полгода. Представители оппозиции требуют проведения демократических реформ и утверждают, что добиваются отставки сирийского президента по примеру его арабских коллег Хосни Мубарака в Египте и Бен Али в Тунисе. По версии сирийских властей, которые еще в марте объявили о планах политических и экономических преобразований, антиправительственные выступления организованы внешними силами, и органам правопорядка страны противостоят хорошо подготовленные и вооруженные боевики, цель которых заключается в смене режима по ливийскому сценарию.

Как бы там ни было, в настоящий момент Сирия переживает один из сложнейших периодов в своей современной истории. Дамаск действительно столкнулся с беспрецедентными массовыми выступлениями. В то же время очевидно, что без внешней поддержки вооруженная оппозиция вряд ли смогла бы так долго противостоять сирийской армии и полиции. Злые языки уверяют, будто оружие для повстанцев передают арабские монархии Персидского залива через плохо охраняемую границу с Ираком. Примечательно и то, что оппозиционные организации, требующие ухода Башара Асада, появляются, как правило, за пределами Сирии. К примеру, чрезвычайно активный «Сирийский национальный совет» создан в сентябре этого года в турецком Стамбуле.

Данное обстоятельство отчасти объясняет нежелание Дамаска вступать в какие-либо переговоры с повстанцами. Именно по этой же причине вызвало большое удивление неожиданное согласие Башара Асада в начале ноября принять план соседей по выходу из политического кризиса, хотя его условия были заведомо невыполнимыми. В частности, предложения, озвученные Лигой арабских государств, предусматривали вывод сирийских войск из городов, охваченных восстанием, освобождение всех политзаключенных, прекращение насилия вовлеченными в конфликт сторонами и начало национального диалога.

Дамаск освободил часть задержанных при массовых беспорядках, однако выводить войска из населенных пунктов не стал, явно опасаясь дестабилизации обстановки. По мнению ЛАГ, тем самым сирийское руководство не выполнило договоренностей и продолжило силовое подавление оппозиции. В середине ноября Лига приняла решение приостановить участие Сирии в заседаниях общеарабской организации и призвала все ее государства-члены отозвать своих послов из Сирийской Республики. Параллельно Дамаску был поставлен жесткий ультиматум – либо он выполняет все пункты «дорожной карты» по нормализации обстановки в стране, либо его ждут международные экономические и политические санкции. В ответ Башар Асад прервал переговоры с ЛАГ и пообещал уйти в отставку лишь в случае проигрыша на президентских выборах, которые планируется провести в феврале 2012 года.

По всей видимости, сирийские власти решили подождать, когда чаша весов окажется на их стороне. Вероятно, отсюда и внезапное принятие «дорожной карты», все пункты которой не собирался выполнять никто из участников конфликта, и обещание Асада оставить пост после народного голосования. Дамаск наверняка надеется на дипломатическую поддержку Ирана или России. Им очень не нравится ситуация вокруг Сирии, которая так или иначе ударяет по их стратегическим интересам. Для Тегерана сирийское государство – это фактически единственный союзник в регионе. С его помощью иранцы, например, могут оказать влияние на процесс арабо-израильского урегулирования. Для Москвы возможный уход Асада может означать существенное ослабление геополитических позиций на Ближнем Востоке. Кроме того, Россия и Сирия успешно сотрудничают в военной сфере. Вероятная смена режима в ближневосточной стране способна привести к срыву дорогостоящих контрактов по продаже оружия и планам восстановления бывшей советской военно-морской базы в сирийском порту Тартус.

В любом случае, Тегерану и Москве есть что терять, если к власти в Сирии придет оппозиция. Но именно на этом сегодня настаивают практически все арабские государства, а также Турция, США и Евросоюз. Так, в интервью BBC от 14 ноября король Иордании Абдалла II первым из арабских лидеров открыто призвал сирийского президента уйти в отставку. На следующий день саудовский принц Турки аль-Фейсал – бывший глава разведки Саудовской Аравии – заявил, что «уход Асада в той или иной форме неизбежен». Одновременно премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган, присоединяясь к требованиям арабских коллег, пригрозил Дамаску разрывом экономических отношений. Поскольку совместные поиски нефти в Сирии уже остановлены, следующим может стать прекращение поставок турецкой электроэнергии.

На этом фоне Асаду и вправду остается надеяться только на Иран, Россию и, может быть, Китай, который пока занимает сдержанную позицию. Однако и тут все не так просто. Тегеран теоретически может поддержать Дамаск, с которым связан Договором о дружбе и взаимопомощи. Но в свете противостояния Запада с Ираном из-за его ядерной программы активность последнего в регионе, несомненно, вызовет дополнительные вопросы. Напомним, 19 ноября Генассамблея ООН приняла представленный Саудовской Аравией проект резолюции, имеющей отчетливо антииранский характер, о «недопустимости террористических атак» на дипломатов. Поводом к ее появлению стал скандал, связанный с иранцами, которые якобы готовили теракт против саудовских послов в США. А 21 ноября Вашингтон ввел новые «удушающие санкции» против Ирана. Так что явная помощь Тегерана режиму Асада вызовет серьезный резонанс в мире. Не исключено, что нынешние сирийские трудности вообще являются частью общей ближневосточной проблемы, на острие которой находится Иран с его ядерной программой, и противостоянием Тегерана с Западом и арабским миром. В связи с этим некоторые западные и ближневосточные эксперты уже практически открыто говорят о том, что Сирия стала чем-то вроде поля битвы между шиитским Ираном и суннитскими монархиями Персидского залива, которым активно оказывают всестороннюю поддержку США и Евросоюз.

Что касается России и Китая, то они демонстрируют неготовность жестко отстаивать интересы Сирии на международной арене. С одной стороны, российское руководство испытывает серьезное раздражение по поводу того, как решилась судьба Ливии и тем, что США и их европейские союзники фактически проигнорировали внешнеполитические цели Москвы. Понятно, что она не хотела бы повторения подобного сценария в Сирии. Видимо, отсюда моральная и дипломатическая поддержка Кремлем Асада, информация о том, что в порт Тартус вошли российские военные корабли, а также заявление президента Дмитрия Медведева от 23 ноября о серьезных разногласиях с Западом по строительству европейской системы ПРО. Все это, вне всякого сомнения, следует рассматривать как напоминание России о том, что у нее есть собственные интересы в Ближневосточном регионе, которые Западу следует учитывать.

С другой стороны, не исключено, что Москва, равно как и Пекин, стремится выгодно использовать ситуацию на Ближнем Востоке, чтобы обеспечить выполнение своих тактических и стратегических задач. Это видно по их осторожному голосованию в ООН по резолюциям, касающимся Сирии или Ирана. Таким образом, тот же Кремль подает недвусмысленный сигнал США и Европе, что они могут рассчитывать на понимание, если, конечно, в свою очередь, пойдут на уступки. Не случайно, например, внезапно были преодолены все препятствия по вступлению России в ВТО.

Постоянное лавирование иностранных дипломатов как раз и оставляет Башару Асаду пространство для его геополитических маневров. Однако в ноябре это пространство значительно сократилось. Во-первых, резко усилилось внешнее давление на сирийский режим. Во-вторых, обострилась ситуация в стране – представители так называемой «Свободной сирийской армии» открыто призывают к свержению режима Асада по ливийскому образцу. Кроме того, все чаще в Сирии говорят о начале межконфессиональных столкновений между суннитами и алавитами, придерживающимися одного из течений шиизма. Алавиты составляют от 12 до 15 проц. населения Сирии, но в последние три десятилетия именно они контролировали силовые структуры и исполнительную власть в стране, что вызывало раздражение у суннитов и других религиозных и национальных меньшинств. Если в Сирии действительно произойдет межконфессиональный раскол, то шансы режима Асада выстоять устремятся к нулю. Уже сейчас много говорят о дезертирах из сирийской армии. Зачастую это именно сунниты. А с учетом всеобщей воинской обязанности, сунниты, являющиеся большинством как в обществе, так и в вооруженных силах, могут сыграть важную роль в дальнейших событиях. Например, откажутся поддерживать преимущественно алавитскую военно-политическую элиту и перейдут на сторону оппозиции, которая представлена в основном суннитами.

Таким образом, для алавита Башара Асада наступает очень сложный момент. Он, разумеется, хотел бы выйти из всей этой истории с наименьшими потерями. В связи с этим очень любопытно появление на сцене его родного дяди Рифата Асада, который предложил сменить племянника на посту главы государства. 30 лет назад, будучи вице-президентом, Рифат Асад неудачно пытался сместить своего старшего брата Хафеза. С тех пор он жил в изгнании, занимался бизнесом в Париже и Лондоне. По его мнению, решением сирийского кризиса может стать уход Башара со своего поста при условии гарантии его безопасности и передача власти Рифату, поскольку он единственный, кто может справиться с политическими тяжеловесами эпохи Хафеза Асада, так или иначе по-прежнему влияющими на жизнь страны.

Западные СМИ склонны считать появление бывшего вице-президента Сирии как очередное доказательство того, что сирийский режим окончательно идет ко дну. Однако логичнее всего предположить, что выступление Рифата является своего рода попыткой сменить фасад и не трогать фундаментальных основ сирийской политической системы. Возможно даже, что вся игра была затеяна окружением Башара Асада. Не случайно Рифат говорит о том, что только он может взять ситуацию в стране под контроль и о гарантиях безопасности президента и его семьи. Интересно также, что дядя сирийского президента сформировал в Париже оппозиционное движение «Национальный демократический совет», руководство которого состоит преимущественно из бывших членов правящей сирийской партии «Баас». Таким образом, Рифат фактически предлагает сменить одного представителя семейства Асад на другого и, самое главное, дает Дамаску шанс сохранить режим в руках алавитов. Нечто похожее произошло зимой этого года в Тунисе и Египте. После ухода Бен Али и Мубарака власть в Тунисе и Египте все равно осталась у представителей тунисской сахельской элиты и египетских военных соответственно. Именно это во многом и стало причиной массовых выступлений в Каире 20 ноября, когда за неделю до парламентских выборов демонстранты в столице Египта потребовали передать власть от армии гражданскому правительству.

Впрочем, сирийская оппозиция и ее сторонники за рубежом вряд ли желают лишь ухода Башара. По всей видимости, вопрос как раз и заключается в том, чтобы ликвидировать режим, базирующийся на политическом, военном и экономическом доминировании в Сирии алавитов. Именно они в настоящее время являются верными и последовательными союзниками шиитского Ирана, тогда как сирийскую оппозицию, в том числе и вооруженную, поддерживают Запад и практически все суннитские арабские государства, а также Турция. Примечательно, что один из самых влиятельных богословов современности, духовный отец организации «Братья-мусульмане», проживающий в Катаре Юсеф Кардави в начале осени опубликовал фетву, которая квалифицировала сирийский режим «как еретический» и призывала сделать все возможное для его свержения.

Трагедия Асада в том, что его судьба, похоже, действительно предрешена. Он не смог, как его отец в 1982 году, в корне подавить народные выступления, а планы заявленной общественно-политической либерализации оппозицию не устроили. Президент тянул время, пытаясь переиграть своих внутренних и внешних противников, но угодил в хорошо расставленную ловушку. Если раньше он еще мог уверенно торговаться, надеясь сохранить режим, то теперь, вероятно, речь идет о том, как отдать власть с наименьшими потерями. Но главное состоит в том, что Асад, судя по всему, оказался заложником большой ближневосточной игры, и сейчас в регионе, возможно, начинается все самое интересное.

Тэги:


Оценка: 1.00 (голосов: 2)



Похожие статьи:
14.12.2010   Игры у моря


Комментарии к статье:
Дата: 2011-12-01 02:47:18
Имя: ИгорьИ
Сообщение: В Сирии такая же оппозиция, как и в Ливии - все держится на деньгах Запада. Ситуация сознательно расскачивается, чтобы уничтожитьь Асада и поставить исламистов, как это стало в Тунисе и в Ливии.Читайте http://www.rusrand.ru/pubpoll/pubpoll_401.html, от итальянского журнала Евразия - HTTP://WWW.GEOPOLITICA.RU/ARTICLES/1317/ 2011-11-07 Неплохо бы автору ознакомиться хотя бы с противоположной точкой зрения. Или за все уплачено????



Имя:
E-Mail:
Комментарий:   

Республика Казахстан
г. Алматы, 050010
Главпочтампт, а/я 271
тел./факс: +7 (727) 272-01-27
272-01-44
261-11-55
Перепечатка материалов, опубликованных в журнале
"Центр Азии", и использование их в любой форме, в том числе
в электронных СМИ, допускается только с согласия редакции.

Designed and developed by "Neat Web Solution"