eng  rus 
 
Феномен национального лидера: история и современность
Роль личности в истории – пожалуй, одна из самых интересных и в то же время сложных тем в исторической и политической науке. В последние десятилетия, в период развития новых государств на территории бывшего СССР, о феномене национального лидерства здесь все чаще говорят видные ученые и общественные деятели. По сути, это совершенно новый для ментальности и политической культуры новых независимых государств тип политического лидерства. Поэтому следует более четко определить значение феномена национального лидерства не только в контексте политики, но и в историческом аспекте
REUTERS
Автор: Дархан Калетаев
Локация: Астана
Номер: №10 (10) 2009

Прежде всего необходимо определиться с категориями «лидер» и «нация», ведь во многих случаях дискуссия о лидере напрямую касается историко-политического понятия «нация» (не следует его путать с национальностью). Сами по себе термины «нация», «национальное государство», «гражданское общество» в их традиционном европейском понимании относятся к фундаментальным понятиям теории международных отношений: ведь без нации нет государства, а соответственно, нет и международных отношений.

Исторически термин «нация» получил распространение в литературе после образования США, Великой французской революции XVIII века, революционных войн эпохи Наполеона. А фундаментально политологи начали использовать это понятие после формирования в XIX веке современных государств и наций. В 1920 году была создана Лига Наций – первая всемирная организация, в цели которой входило сохранение мира и развитие международного сотрудничества. С 1930-х годов по настоящее время в базовых международно-правовых документах, в частности в резолюциях ООН, утвердилось политическое понимание термина «нация» в значении «гражданская государственная общность». Нация может объединять множество национальностей. Но все они идентифицируют себя, например, как американцы, британцы, россияне или казахстанцы – то есть представители определенной страны и гражданской общности, объединенные не национальностью, а принадлежностью к одному государству. Вот почему в европейском гражданском сознании понятия «государство-нация» и «национальный лидер» оказались естественным продолжением друг друга. Именно в ХХ веке два фундаментальных понятия «нация» и «личность» объединились в одно – «лидер нации», или «национальный лидер». Безусловно, далеко не каждый глава государства может остаться таковым в истории. Хрестоматийные примеры всем известны – среди них Шарль де Голль, Уинстон Черчилль, Мустафа Кемаль Ататюрк… Суть национального лидерства – в способности предложить нации перспективный и убедительный курс развития страны. Истинный лидер нации, ставший главой государства, неуклонно направляет деятельность государственных институтов на обеспечение главных национальных интересов – защиты, обеспечения благополучия и свободной, комфортной жизни населяющих страну народов. Если простой политический лидер определяет свои действия и замыслы на краткосрочный период, то национальный лидер мыслит в формате десятилетий, определяя оптимальные направления развития своей страны на долгосрочную перспективу.

В истории ХХ века осталось множество примеров признанных лидеров нации. Их имена на нашей памяти еще со школьной скамьи: Мустафа Кемаль Ататюрк, Махатма Ганди, Шарль де Голль, Дэн Сяопин, Франклин Рузвельт, Ли Куан Ю, Махатхир Мохаммад. О них не случайно говорят в контексте роли личности в истории, так как эти люди сделали в интересах своих наций и государств самое главное. Они не только подняли статус и глобальную роль своих стран, обеспечив им стратегический прорыв в экономике, политике и культуре. Что особенно важно – они смогли в сложный период развития предложить обществу верный путь, выступив фактором объединения и сплочения своей нации вокруг позитивных идей, близких и понятных большинству. В итоге они навсегда остались в памяти своих народов.

У всех исторических лидеров наций были общие черты. Это, в частности, сложные изначальные условия, критический, переломный момент истории. Так, в США при Франклине Рузвельте была Великая депрессия, в Китае при Дэн Сяопине преодолевали последствия «культурной революции», в Сингапуре при Ли Куан Ю – освобождались от колониального прошлого.

Второй общий фактор – необходимость модернизации действующей или формирования новой государственности. Например, в период после Второй мировой войны во Франции, после обретения независимости в Сингапуре требовалось главное – жесткое, эффективное и профессиональное управление государством. Часто в такие периоды приходится принимать трудные непопулярные решения. В США при Джордже Вашингтоне шла война за независимость, в Индии при Махатме Ганди – антиколониальное сопротивление, во Франции при Шарле де Голле преодолевали последствия фашистской оккупации.

Третья общая черта национальных лидеров – это абсолютная поддержка большинством граждан страны. Именно поэтому национальным лидером, например, никогда нельзя будет назвать Иосифа Сталина, Адольфа Гитлера, Муамара Каддафи и других диктаторов, пусть даже при некоторых из них (например, при Аугусто Пиночете в Чили) их государства добивались определенных экономических успехов. Хотя диктаторы часто десятилетиями остаются у власти, представляя это как волеизъявление своих народов, разница здесь очевидна: лидер – это тот, кого реально поддерживает нация демократическим волеизъявлением. Мустафа Кемаль Ататюрк был избран первым президентом Турции в 1923-м и переизбирался в 1927, 1931 и 1935 годах. Махатхир Мохаммад был и остался бессменным руководителем Малайзии с 1981 года. Ли Куан Ю – премьер-министр Сингапура с 1959 по 1990 год. Если же режим управления в стране изначально является жестким и о демократических принципах волеизъявления говорить трудно, то отношение к руководителю как к национальному лидеру здесь показывает история. Сорок лет спустя в Китае вспоминают Дэн Сяопина как великого экономического реформатора, обеспечившего стране поступательный рыночный путь развития.

Четвертое, что объединяет лидеров разных времен и стран, это наличие у каждого из них стратегической общенациональной идеи будущего развития, которая показала свою эффективность. Для примера можно вспомнить план «Перспектива-2020» (Vision 2020) в Малайзии, «Новый курс» (New deal) Рузвельта, политику «Большого скачка» Дэн Сяопина, план индустриализации Сингапура Ли Куан Ю. Важна, конечно, не только сама идея, но и наличие политической воли лидера страны для ее успешной реализации.

Наконец, пятое – международный авторитет. Масштаб деятельности всех национальных лидеров, как правило, выходил за рамки их родной страны. Их инициативы, активная внешнеполитическая деятельность оказывали влияние на международное развитие.

Для Казахстана, успешно построившего новую государственность, признанного в мире, обладающего одной из наиболее успешных на сегодня экономик в регионе и имеющего уникальный опыт межнационального единства, тема государства-нации сегодня очень актуальна. Она тесно связана с вопросом о нашей самоидентификации, о казахстанском патриотизме, причем вопрос этот совсем не праздно-теоретический. Опыт строительства новой государственности во многих постсоветских странах показал, насколько важно для общества обеспечивать внутренний баланс, исходя из наднациональных интересов консервативного большинства. В любом обществе, особенно в полиэтничном, во все времена находятся отдельные лидеры и политики, для которых интересы той или иной национальности, этнической группы выше интересов нации в целом. И, как показала новейшая история, такие политики при известном раскладе сил, обеспечив себе доступ во власть, способны разрушить государственность и принести огромные страдания обществу. Миссия национального лидера, в частности, состоит в том, чтобы таким политикам и их идеям не оставалось почвы для развития, то есть чтобы сформировать в обществе определенный иммунитет к подобным влияниям.

Современный этап развития нашей страны некоторые политологи, собственно, определяют как состоявшееся эффективное полиэтничное государство. У нас есть гражданская общность, государство-нация. Жизненно важно сохранить эту общность, основанную на простых и понятных самым разным людям интересах большинства. И вопрос о том, кто должен быть лидером нации на сегодня, кто задал Казахстану этот вектор развития и кому, в конечном счете, общество может доверять как национальному лидеру, возник, очевидно, не на пустом месте. Это не тема для отвлеченных дискуссий политологов, это скорее реальный политический вопрос, по которому у консервативного большинства казахстанцев должно быть свое мнение. Это важно для нас хотя бы потому, что общество заинтересовано в предсказуемости развития, в сохранении принятого курса.

Осознание роли в истории Казахстана его первого президента Нурсултана Назарбаева имеет для нас смысл именно сейчас, поскольку обществу нужно понимание дальнейших перспектив развития. Что сделал Назарбаев? В каком направлении под его руководством развивается Казахстан? Является ли Назарбаев признанным национальным лидером? Вопросы на самом деле не столь сложные.

Первый президент возглавил страну в непростое время. Независимость Казахстана прочно связана с его деятельностью. В ходе реализации предложенной им долгосрочной Стратегии «Казахстан-2030» страна добилась признанного успеха в построении экономически эффективного и при этом социально комфортного государства, став примером для многих других стран региона.

Президент является автором многих значимых международных инициатив. Сегодня в нашей стране проводятся крупные международные форумы, состоялись саммиты СНГ, ШОС, ЕврАзЭС и ОДКБ. Прошли три съезда лидеров мировых и традиционных религий. Сейчас эти международные структуры признаны, уважаемы и достаточно эффективны. Стоит вспомнить, что все эти организации создавались по инициативе или при активном участии Нурсултана Назарбаева.

Председательство Республики Казахстан в ОБСЕ в 2010 году и в Организации Исламская конференция в 2011-м году также выглядит как безусловное признание международным сообществом реальных успехов внешней казахстанской политики, которая формируется под руководством общенационального лидера Нурсултана Назарбаева.

Наконец, что самое главное – казахстанский лидер нации на протяжении всей нашей истории был и остается объединяющим фактором всего казахстанского общества. Итоги всех президентских выборов, проходивших в республике, свидетельствуют о том, что курс Назарбаева поддержан подавляющим большинством населения.

Интересно и другое. При проведении исторических параллелей отмечается определенная особенность Назарбаева как национального лидера. Все выдающиеся лидеры ХХ века, каждый в свое время, были призваны решить определенную стратегическую задачу для своей нации и страны. Так, например, Рузвельт обеспечил выход США из Великой депрессии, Ататюрк создал основные направления дальнейшего развития Турции, Ли Куан Ю реализовал программу модернизационного рывка Сингапура, Дэн Сяопин решил задачу возрождения Китая после времени «смуты». В деятельности Нурсултана Назарбаева и развитии Казахстана мы видим те же параллели – решение комплексных стратегических задач, имеющих значение для всего будущего развития страны и ее населения: как сугубо экономических, так и политических, социальных и культурно-нравственных. Именно поэтому в 1990-х годах был распространен термин «феномен Назарбаева», который обозначал динамизм, стремление к реформам, проведение политики центризма без «правых» и «левых», гибкую философию отсутствия крайностей, уникальное сочетание прагматизма и высокой эффективности управления – все то, что в итоге привело к формированию сильной экономики и к появлению казахстанской идентичности.

Вывод прост: феномен лидера нации – это сегодня не столько предмет теоретических дискуссий, сколько уже состоявшийся факт новейшей истории современного Казахстана.

Показательно здесь и такое наблюдение. Если проследить генезис, развитие отношения казахстанского общества к личности своего лидера, то можно заметить, что в конце 1980-х годов и на заре независимости личность Нурсултана Назарбаева ассоциировалась в основном лишь с образом реформатора, первого президента, главы молодого независимого государства. Сейчас, спустя почти 20 лет, с высоты множества пройденных страной испытаний и этапов развития, оценка Назарбаева со стороны общественности качественно поменялась. В 1990-х годах «феномен Назарбаева» формировали динамизм, стремление к экономическим реформам и одновременно призыв строить внутреннюю политику без «правых» и «левых» (то есть политику без крайностей), рационализм и трезвый расчет. Сегодня ассоциативный ряд расширился. Теперь речь идет также об основательности и надежности, об общественной стабильности и благополучии, об успешности реформ, реализации региональных интересов в глобальной политике, инновациях. Это, в широком смысле, уже не просто успешность Казахстана как государства-нации, а стремление быть впереди.

Основа его феномена, очевидно, состоит в том, что он не просто разработал генеральный курс развития страны. Самое главное – те простые и естественные ценности, которые он провозгласил, с годами оформились в самостоятельные ценности и приоритеты казахстанского общества, в факторы казахстанской идентичности. Они стали фундаментом общественной идеологии. Феномен Назарбаева – это стабильное развитие, межэтническое и межконфессиональное согласие, национальное единство. Общество впитало эти ценности, оно живет с ними. Именно приверженность этим базовым ценностям стала объединяющим фактором казахстанского общества. Поэтому сегодня Назарбаев для Казахстана – лидер, необходимый своей нации, прежде всего в качестве ее объединяющего начала. Сам по себе такой общественный статус первого президента вряд ли можно подвергнуть сомнению, но вокруг этого возникает много других вопросов. Можно ли говорить о том, что в Казахстане сложилась политическая модель управления, основанная на деятельности национального лидера? Или феномен национального лидерства в нашей стране связан только с феноменом Назарбаева как человека и политика? Можно ли строить долгосрочные прогнозы развития казахстанского общества с учетом того влияния, которое оказал на него Назарбаев, или же с его уходом из политики все может измениться?

Определиться с ответом на эти вопросы сегодня важно, на наш взгляд, прежде всего для самих казахстанцев, а не для историков или политологов.

Тэги: история, Нурсултан Назарбаев, идеология


Оценка: 3.17 (голосов: 6)



Похожие статьи:
15.06.2010   Южный крест
25.01.2011   Проба пера


Комментарии к статье:


Имя:
E-Mail:
Комментарий:   

Республика Казахстан
г. Алматы, 050010
Главпочтампт, а/я 271
тел./факс: +7 (727) 272-01-27
272-01-44
261-11-55
Перепечатка материалов, опубликованных в журнале
"Центр Азии", и использование их в любой форме, в том числе
в электронных СМИ, допускается только с согласия редакции.

Designed and developed by "Neat Web Solution"